Полярные истории

Полярный проект. Стоп, эпидемия!

В условиях информационной войны за Арктику – настоящей геополитической эпидемии, нацеленной на раздел России, здешним журналистам предстоит стать полярными стражами русского Севера. Вот почему школа журналистики для коллег из Заполярья нам кажется наиболее актуальной. Мы знаем о том, что большинство средств массовой информации за Полярным кругом делаются специалистами самых разных профессий. Это - отличная база для старта.

Полярная хроника

Все происходящее в Арктике и на ее заполярных берегах представляется нам чрезвычайно интересным. Мы - виртуальное информационное агентство ИНФАРКТика - с нетерпением ждем новостей как от журналистов, работающих за Северным Полярным кругом, так и от северян, которым совсем не безразлична судьба Земли и Окена, спаянная прошлым, настоящим и будущим.

Полярные истории

Дыхание Арктики мы испытываем не только с ветрами и морозами. Все происходящее в виду северных берегов России и за ее ледяным горизонтом вызывает в нас то трепет, то любопытство, то гордость. Чтобы лучше понять, отчего это происходит, нужны знакомые и незнакомые истории и судьбы, связанные с Русским Севером. Тогда самочувствие Арктики станет нам еще ближе, а ее призывный голос – еще сильней. Пусть же наши и ваши документальные истории, как стрелка компаса, откроют читателям, слушателям и зрителям глаза на Север.

АРКТИКА: НА ДНЕ, КАК В НЕБЕСАХ

ПОЛЯРНЫЙ АРХИВ:
ВСТУПЛЕНИЕ И КОММЕНТАРИИ МИХАИЛА БЕЛОУСОВА

Дно Арктики, то есть буквально каждый его холмик или впадинка от шельфа до полюса получили свои секретные высотные отметки благодаря геофизикам с берегов Невы. Эта карта высот – в своем роде звездное небо для тех, кому оно недоступно, например, для подводных кораблей. Нам до конца неизвестна судьба этой уникальной работы геофизиков. Не исключено, что научные отчеты и карты попали не по назначению. Так считал Александр Долбнин – один из тех, кто их составлял, кто долгие годы разведывал Русскую Арктику, чтобы военные, если потребуется, смогли защитить ее из-под толщи полярного панциря.
23 января 1989 года полярную экспедицию, в которой участвовал Александр, снял с почти растаявшей льдины успевший на помощь атомный ледокол «Россия». О днях драматического дрейфа СП–28 рассказывают электронный дневник экспедиции и ленинградский геофизик Саша Долбнин. А комментарий его одноклассника дополняет этот рассказ.

Александр Долбнин – геофизик, выпускник Ленинградского Горного института, участник самых разных полярных экспедиций. В том числе – особого ледового путешествия на дрейфующей станции «Северный полюс–28». Это благодаря и ему дно Арктики, буквально каждый его холмик или впадинка от шельфа до полюса получили свои секретные высотные отметки. И эта карта высот стала в своем роде звездным небом Арктики. В любых ее координатах идущий подо льдом корабль знает по этой карте, где находится. И, случись война, то ясно, откуда точно, а значит, и точно куда полетит из-под ледяной арктической брони сторожевая ракета России.
О геофизиках-полярниках почти ничего не сообщали в газетах. Не все имена найдешь и в официальных списках полярников. Даже в маленьком информационном листке, набранном на компьютере и распечатанном на принтере, который подарила СП–28 редакция «Комсомольской правды», о геофизиках не распространялись, как, наверное, еще о многих других полярных тайнах и секретах.
Александр Долбнин, мой одноклассник и школьный мой друг и товарищ, собирал и складывал эти листки прозапас в свой домашний архив, а потом показал и подарил их мне. Я давно обещал ему опубликовать их, лишь только представятся случай и повод. А также и суть наших долгих разговоров о судьбе научных результатов его заполярной работы. Он, как всегда, не торопил. Нынче, 10 декабря 2013 года, был его день рождения. Но уже не было самого именинника. Остались лишь распечатанные на принтере станции информационные листки и – память об историческом дрейфе русского геофизика Александра Долбнина.

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28». Из домашнего архива участника экспедиции 1986–1987 годов геофизика Александра Долбнина.

Из электронного дневника СП–28

Апрель 1988 года. Арктика.

8 апреля 1988 года. Скорость дрейфа – 2 см/сек.
Поздравляем коллектив станции с последним достижением: льдина (видимо, по горячему желанию наших отъезжающих товарищей), наконец, пересекла 89-тый градус северной широты. В связи с этим небольшая справка: за время дрейфа нашей смены с 1 апреля 1987 г. по 1 апреля 1988 г. станция СП–28 переместилась из точки 82 01.37 СШ 167 47.82 ВД в точку 88 38.71 СШ 180 30.04 ВД.
Генеральный дрейф составил 748, 44 км в направлении 8 градусов (С). суммарный дрейф составил 2665,98 км

12 апреля 1988 года. Скорость дрейфа – 3 см/сек.
Коллектив СП–28 поздравляет начальника 3 смены Степанова Владимира Константиновича с благополучным прибытием на станцию. Короткая справка: Расстояния: до Северного полюса – 56,3 м. мили, до Южного полюса – 5344,4 м. мили, до Ленинграда – 1855,8 м. мили

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: они начинали с льдины, которой, казалось, нет конца и края. Но вышло не так. Из домашнего архива участника экспедиции 1986–1987 годов геофизика Александра Долбнина.

15 апреля 1988 года. Скорость дрейфа – 11 см/сек.
Сегодня все члены дружного коллектива дрейфующей станции СП–28 отработали на коммунистическом субботнике, посвященном дню рождения В.И.Ленина (превозмогая жестокий мороз и лютый ветер), были разобраны и складированы грузы на эстакады, проведена очистка территории станции от мусора, бочек и пустых ящиков, сделана уборка жилых домиков и лабораторий. Нашу самоотверженную работу на субботнике, для примера потомкам, зафиксировал известный ленинградский фотограф-художник и дизайнер Александр Корнилов. Большое спасибо вам, друзья.

16 апреля 1988 года. скорость дрейфа – 3 см/сек.
Анонс!!! Спешите видеть! Сегодня и всегда! Только на дрейфующей станции СП-28! Работает видео-салон «Утраченные грезы». В программе вечера: 1. Краткое вступительное слово Степанова В.К. 2. Премьера лучшего образца мирового комедийного киноискусства – цветного видеофильма: «Джентльмены удачи». Следите за рекламой.

17 апреля 1988 года. скорость дрейфа – 7 см/сек.
Сегодня гидрологический отряд выполнил первую в третьей смене глубоководную океанографическую станцию (глубина 4070 м).
Дорогие товарищи! Поздравляем вас с праздником! Традиционным праздником дрейфующих станций – праздником «чистого тела». Продажа пива и крепких напитков будет производиться с 16 до 20 часов...

19 апреля 1988 года. скорость дрейфа – 10 см/сек.
Коллектив научно-исследовательской дрейфующей станции «Северный полюс–28» приветствует прибывшего на станцию Героя Советского Союза летчика-космонавта СССР Хрунова Евгения Васильевича. Добро пожаловать на Северный полюс. Краткая справка. Расстояния до: Северного полюса – 70,7 км; Южного полюса – 19791,6 км; Ленинграда – 3408,4 км

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: смену полярников или особо важных персон доставлял на льдину комфортабельный лайнер.  Из домашнего архива участника экспедиции 1986–1987 годов геофизика Александра Долбнина.

24.апреля 1988 года. Скорость дрейфа – 2 см/сек.
На станцию прибыли члены штаба интернациональной экспедиции «Полюс мира»..Для обеспечения транспортных операций прибыли два экипажа вертолетов Красноярского управления гражданской авиации. Самолетом Ил–76 был произведен сброс топлива и десантирование 3 членов экспедиции «Экспарк».
Программа мероприятий:
1. Встреча гостей прибывающих на самолетах Ан–74, Ан–72, канадского самолета.
2. Доставка гостей и корреспондентов в точку географического полюса.
3. Торжественная церемония «Полюс мира».
4. Возвращение гостей в базовый лагерь «Северный полюс–28».
5. Ознакомительная экскурсия для гостей по лабораториям станции.
6. Пресс-конференция. По окончании – проводы гостей в аэропорту «Северный полюс–28»

27 апреля 1988 года. Скорость дрейфа – 6 см/сек.
Коллектив советской научно-исследовательской станции «Северный полюс–28» приветствует прибывших на станцию (с неба) с грузом топлива группу парашютистов «Экспарка»: Сидоренко А.З – руководитель Экспарка, Васину Б.С. – совершила третий прыжок на СП-28, Пономаренко В.И., Калинкина В.А., Инсарова С.Н. Парашютисты Пономаренко В.И. и Калинкин В.А. обеспечили посадку радиоуправляемых парашютных систем с топливом. От всей души поздравляем с днем рождения парашютиста члена экспедиции «Экспарк» Пономаренко.

28 апреля 1988 года. Скорость дрейфа – 8 см/сек.
На нашей льдине большой праздник! На льдине собрался полный состав третьей смены. Вчера «вечерней лошадью» прибыл последний из могикан зам. начальника станции Теплов В.Н. Сегодня после ужина состоится встреча с представителями центрального телевидения и центральной студии документальных фильмов. По окончании работает видео-салон «Утраченные грезы».

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: мачта с флагом – лобное место любой станции; здесь и фотографии на память, и торжественные сходки, и новогодний салют.

30 апреля 1988 года. Скорость дрейфа – 6 см/сек.
План мероприятий на 1 мая 1988 года
1. 00 час. – Предпраздничный завтрак.
2. 1.00 час. – Общий аврал (сбор и вывоз парашютов, перевернуть все бочки).
2. 5.00 час. – Второй предпраздничный завтрак.
3. Демонстрация трудящихся советской научно-исследовательской станции «Северный полюс–28».Перед демонстрацией сбор на Владимирской площади (это – за кают-компанией). Администрация в лице начальника станции Степанова В.К. предупреждает: горячительные напитки с собой не брать!
4. 9.00 час. - Праздничный обед (Всех фотолюбителей просим захватить с собою съемочную аппаратуру, дабы запечатлеть сей исторический момент).
5. По окончании праздничных мероприятий – удлиненная видео-кинопрограмма.
6. Разное.

Если ты живешь в Питере лет двадцать пять – тридцать, то обязательно знаком с олимпийским чемпионом или с полярником, потому что их здесь больше, чем в любом другом городе Земли.
Среди моих друзей – мой одноклассник Саша Долбнин. Он десять раз, не меньше, высаживался на лед. А это значит, что непредсказуемый пунктир дрейфа его льдины был то ближе, то дальше от точки под названием Северный полюс. Самое близкое – минут двадцать или треть градуса северной широты.
У него коллекция всяких медалей из этих экспедиций, стопка всяких почтовых штемпелей с отметкой «Северный полюс» или «Север» или… нет, об этом даже говорить нельзя. Полюс закрыт почти настолько, насколько открыт. Таких проштемпелеванных печаткой, сработанной умельцем-радистом или поваром немало разлетелось по миру. Они есть у тех, кто прибыл на час-другой из Москвы или Аляски.
Но главный документ, длиной с год, – записанная сейсмограмма. На которой, если умеешь читать, точный профиль дна Северного Ледовитого океана и того, что под дном и еще глубже, — путь, отмеченный почти бесконечным количеством подводных взрывов разной мощности. В зависимости от того, на какую глубину хотели заглянуть геофизики. Такого документа не будет еще лет сто или больше, потому что никогда ни одна льдина, даже долгожительница не повторяет свой маршрут среди других льдин, вроде человека попавшего в толпу, которая не знает куда идет.
Ученые открыли, куда идут ледяные поля, но это и все.
Все на полярных станциях мечтают о полюсе, о том, чтобы пройти через точку 90 градусов северной широты. Но не всякий скажет, признается в этом, потому что вероятность попасть в нулевые координаты.. впрочем это дело математиков… СП-28 и мой друг были в двадцати минутах от полюса, то есть в трети градуса. То есть 110 разделить на три, то есть Петербург от Комендантского аэродрома до Дачного.

Из электронного дневника СП–28

Май 1988 года. Арктика.

1 мая 1988 года. Скорость дрейфа – 8 см/сек.
События вчерашнего дня: демонстрация и торжественная часть первомайского праздника прошли в теплой и дружественной атмосфере. С приветственными речами выступили: начальник станции Степанов В.К. парторг станции Папин В.А., от канадской стороны – Barry Garret: Ребята, полярники! Сердечно благодарим вас за теплый приют. на прекрасной вашей льдине «Северный полюс–28» (чтобы она только не треснула). Льды соединяются, как люди, так же, как мы с вами, благополучного вам дрейфа!

2 мая 1988 года. Скорость дрейфа – 7 см/сек.
На станции открылся салон модных причесок: «Стриженая овца». На станции появились первые клиенты салона.

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: у каждого на льдине было свое рабочее место, а у геофизиков – особое, в сторонке от всех. Из домашнего архива участника экспедиции 1986–1987 годов геофизика Александра Долбнина.

4 мая 1988 года. Скорость дрейфа – 8 см/сек.
В 15.30 прибыл самолет DC–3 с американскими учеными с дрейфующей научной базы «Kristal», занимающимися исследованиями льда и гидроакустических свойств океана. Они прибыли на нашу станцию с ответным визитом.

5 мая 1988 года. Скорость дрейфа – 10 см.
Уважаемые товарищи! Всем давно надоели разговоры о вреде курения. Поэтому сегодня мы расскажем… о его пользе. Курение табака является полезнейшим занятием длялюдей умственного и физического труда. Продукты сгорания табака не успевают вызвать атеросклероз, инфаркт или язву желудка, если человек заболел раком легких. Посмотрите, как резко повышается чувствительность человека после того, как начальство дало ему прикурить. А фраза «Мужик, дай закурить» стала своеобразным паролем, и, если вы некурящий интеллигент, то в наказание обязательнополучите по шее.

9 мая 1988 года. Скорость дрейфа – 15 см/сек.
Торжественная часть праздника Победы прошла на высоком уровне. В связи с недостатком свободного времени и малым количеством «золотого запаса» у нашего батьки были одновременно отмечены четыре дня рождения: Лебедева Н.В., Давыдова А.Л., Папина В.А., Соколовского С.И. Также был вручен памятный подарок нашему канадскому другу Барри Гаррету. Состоялся обмен речами.

13 мая 1988 года. Скорость дрейфа – 9 см/сек.
Сегодня нам предстоит поздравить еще одного новорожденного – представителя океанографического отряда, парторга СП-28 Папина Виктора. В 1965 году по направлению ААНИИ он начал свою трудовую деятельность на земле Франца Иосифа на острове Хейса а обсерватории Дружная.В дальнейшем он принимал участие в морских экспедициях института, зимовал в Антарктиде и на дрейфующих станциях «Северный полюс», в экспедиции А–118, занимался проблемой переброски вод северных рек в южные районы страны, в ряде морских экспедиций изучал проблемы, связанные с цунами на Дальнем Востоке. Последние два года работал в экспедициях А–63, связанных с изучением Чукотского моря. Самой интересной, по признанию именинника, была экспедиция 1980 года, когда он участвовал в обеспечении летних Олимпийских игр в г.Таллине. Пожелаем нашему новорожденному здоровья, успехов в работе и большого счастья в личной жизни.

14 мая 1988 года. Скорость дрейфа – 9 см/сек.
Был совершен героический поход на поиски случайно выпавших с Ил-76 платформ с топливом. Поход прошел в исключительно трудных условиях и завершился обнаружением (в пяти км от станции) четырех платформ. (по данным группы «Экспарк» выпало 8 платформ). Подходы к этим платформам перекрываются большим количеством трещин и грядами торосов. Возможности эвакуации топлива обсуждаются.

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: если с неба на парашютах прибывал груз с Большой земли, то объявляли настоящий аврал, чтобы найти груз, а потом дотащить до палаток. – надо признаться. что далеко не всегда летчики отличались большой точностью сброса груза: плюс-минус километр; но сдувало и подальше, иногда его вообще не находили. Из домашнего архива участника экспедиции 1986–1987 годов геофизика Александра Долбнина.

16 мая 1988 года. Скорость дрейфа –1 см/сек.
Океанографический отряд начал зондирование океана с помощью приборов «АЦИТ». Начальником станции и парторгом был совершен поход к дальней юрте для выяснения возможности ее эвакуации.
Приглашение: Уважаемый Долбнин А.А. Вы приглашаетесь на первое торжественное заседание и церемонию открытия «Интерклуба – 46», которая состоится 18 мая в 02 часа МСК в юрте океанографического комплекса. Программа мероприятия:
1. Торжественный обряд посвящения. Спич.
2. Вручение клубной одежды и облачение в нее.
3. Поднятие «священной жидкости» с глубины 46 м
4. Наложение «священной печати» и причастие.
5. Вручение сертификата членам клуба.
6. Памятная фотосъемка.

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: у каждого на льдине было свое рабочее место, а у геофизиков – особое, в сторонке от всех. Из домашнего архива участника экспедиции 1986–1987 годов геофизика Александра Долбнина.

20 мая 1988 года. Скорость дрейфа – 4 см/сек.
Вчера природа нанесла непоправимый ущерб нашей станции. Большая трещина пересекла аэродром и поставила под угрозу жизнедеятельность группы связи интернациональной экспедиции. В связи с чем, в срочном порядке, был организован переезд домика в более безопасное место и проведена эвакуация оборудования и антенного хозяйства.
Сегодня на нашей станции отмечаются два больших и один маленький праздники. Во-первых. исполняется пятьдесят первая годовщина с начала организации первой советской дрейфующей станции. Во-вторых, вторая годовщина подъема флага на станции СП–28. Эти два праздника будут отмечены ритуалом крещения 15 дебютантов экспедиции «Северный полюс» и торжественным вечером, который состоится в 11.30 МСК в кают-компании. После обеда наш маленький праздник – баня.

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: регулярно спасали  то от пурги, то из снежного плена свою геофизическую лабораторию – никакой техники, кроме лопат и мускулатуры, для этого на льдине не предусматривалось. Из домашнего архива участника экспедиции 1986–1987 годов геофизика Александра Долбнина.

22 мая 1988 года. Скорость дрейфа – 10 см/сек.
Продолжение лекции о пользе вредной привычки: Если дома жена одновременно готовит обед, стирает, убирает и воспитывает, вы можете без ущерба для своего мужского достоинства отойти к окну и глубокомысленно покурить, решая какую-нибудь важную мужскую задачу. Тем, кто только начинает осваивать эту крайне полезную привычку,советуем записать и выучить необходимые правила.
1. Ладонью, локтем, коленом, стволом ракетницы или карабина «лось» ударить по дну пачки;
2. Указательным и большим пальцами (губами. зубами) вынуть сигарету и закусить (не сигаретой, а сигарету);
3. Воспламенить спичку (зажигалку, бикфордов шнур, печь Апсны) и прикурить;
4. Вдыхать дым глубоко, всей грудью, до полного сгорания тела (сигареты);
5. После появления приятных ощущений (дурноты, тошноты, галюцинаций) оставить место работы и пройти в медпункт, там вас примутся убеждать, что курить вредно, опасно, но не верьте! Курите на здоровье! В жизни столько бед и неприятностей, а с сигаретой жизнь покажется вам намного короче, а значит, в ней будет меньше отрицательных эмоций! Лекция окончена. Перекур?!

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: жили дружно. Из домашнего архива участника экспедиции 1986–1987 годов геофизика Александра Долбнина.

29 мая 1988 года. Скорость дрейфа – 5 см/сек.
Вчера на Родину отбыла группа базовых радистов. Самолет Ан–74 завершил свою работу с интернациональной экспедицией. Аэропорт СП–28 временно прекратил свою работу. Почта, которая собирается в институте, будет доставлена на нашу станцию не ранее августа месяца. На станции начались трудовые будни. Вчера же океанографическим отрядом сделана гидрологическая станция. Глубина 2600 метров.

31 мая 1988 года. Скорость дрейфа – 4 см/сек.
Продолжает работу научный семинар станции СП–28. Сегодня с докладом выступит Николай Гугин. Тема доклада: «Проблема адаптации человека в полярной зоне и влияние экстремальных условий на здоровье человека. Редакция ежедневного бюллетеня поздравляет участников дрейфа с началом сезона летних отпусков.

Они перетащили на деревянных салазках, вроде дровней, сначала палатку, сейсмограф в 80 кг через торос, еще несколько минут назад двигавшийся к палатке и трещавший как петарды, потом дальше, потом вернулись назад, взяли второй, потом за детонаторами и косами, потом за своим барахлом. Потом стали ждать. Ждали недели полторы, но торос не двинулся ни на сантиметр. И место под палаткой, там, где была пробита в 3-метровом льду полынья в океан, осталось нетронутым. Стоило из-за этого все таскать, мокнуть от горячего пота, мерзнуть на 40-градусном морозище.
Как вы ощутите себя на льду, когда его толщина даже в два-три метра несравнима с толщей водой в 4 тысячи метров. Если вспомнить рыбаков с Финского залива, то там о таких толщинах не мечтают, но там и дно близко. Другое дело в Ладоге, там - глубины. Но там и больше всего трагедий, связанных с унесенными на льдинах. За полвека плаваний на полярных станциях ни один человек не утонул в ледяных купелях, сколько бы ни кололся лед. И все же.
Представьте себя, вы на льду. И вдруг из-за горизонта без предупреждения к вам несется гул вроде гула низко летящей эскадрильи штурмовиков. Чем ближе гул, тем больше разрывов, хлопков, треска. Но потом все эти звуки будто отходят на второй план. Главное зрелище вгрызающихся в местах трещин льдин друг в друга. Они не желают, встают на дыбы, переворачиваются, сверкая на солнце голубыми срезами, сколами. На три-пять-десять, даже пятнадцать метров над ледяным полем. Как айсберги, большая часть, верхушка которых не видна, они торчат вдоль ледяных шрамов, ломают друг о друга свои сверкающие на солнце зубы и вдруг застывают, будто ничего не было.
Проходит час. потом день, потом неделя. Льды молчат и не двигаются.
Ледяные клыки не достали до места палатки геофизиков, но люди уже убрались оттуда. А через неделю снялись вообще. На этой льдине больше нечего было делать.
Когда вдруг часть льдины оторвет от основной вместе с каким-нибудь не успевшим смыться домиком или помойкой, и эта льдина появляется возле станции то в одном месте то, в другом, так что непонятно, то ли она кружит , то ли вертится основная льдина. А потом опять все становиться почти на те же места. и люди живут дальше.

Из электронного дневника СП–28

Июнь 1988 года. Арктика.

1 июня 1988 года. Скорость дрейфа – 3см/сек.
Коллектив станции благодарит поваров Гуричева Б. и Гаврилова Б. за виртуозно приготовленный ужин. Котлеты по-киевски покорили всех. На доске объявлений появилась новая рубрика «Астрономия древнего мира». На днях будет запущен в эксплуатацию баскетбольный тренажер. Запись в баскетбольную команду производится у начальника станции.

2 июня 1988 года. Скорость дрейфа – 3 см/сек.
Сегодня нашим врачом проводится профилактический осмотр. Океанографическим отрядом подготовлена к работе вторая лунка. Группой механиков произведена замена дизелей на стационарной и аварийной ДЭС. На приусадебном участке Степанова В.К. обнаружены первые всходы помидор и других овощей.

3 июня 1988 года. Скорость дрейфа – 9 см/сек.
В связи с теплой погодой впервые на станции произведена загрузка снегом резервуара расхода пресной воды. Океанографическим отрядом продолжаются работы по строительству астропункта.

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: от того, сколько опытов успеют в ходе дрейфа провести геофизики, зависело, сколь точной будет потом карта дна – главный навигационный документ для штурманов подводных атомоходов. Поэтому, конечно, уставали. Из домашнего архива участника экспедиции 1986–1987 годов геофизика Александра Долбнина.

4 июня 1988 года. Скорость дрейфа – 9 см/сек.
Вчера группа механиков осуществила пробный запуск нового дизель-генератора. Был совершен повторный поход к месту выброса дизтоплива. В связи с тяжелой обстановкой вывоз топлива невозможен.

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: наружу выходили, когда, например, начиналось торошение, то есть горы льда, подступали к лагерю полярников на опасное расстояние. Чтобы оценить опасность, требовались не  только острый глаз и слух, но и нюх. Из домашнего архива участника экспедиции 1986–1987 годов геофизика Александра Долбнина.

8 июня 1988 года. Скорость дрейфа – 4 см/сек.
Закончила свою работу экспедиция «Север-40».

9 июня 1988 года. Скорость дрейфа – 9 см/сек.
Поздравляли нашего товарища, сотрудника «Севморгео» Дика Генриха Генриховича. Выпускник Горного института, он всю свою жизнь связал с работой в экспедициях. В начале он работал в геологоразведке в Западном Казахстане, затем в полярных районах нашей страны. За это время он побывал в 20 высокоширотных экспедициях, четыре из них – зимовки на дрейфующих станциях «Северный полюс–21. 22, 24, 26». В настоящее время Генрих Генрихович находится среди участников экспедиции «Северный полюс–28»,и мы желаем ему удачной зимовки, крепкого здоровья и счастливого возвращения на родину.

13 июня 1988 года. Скорость дрейфа – 10 см/сек.
Коллектив станции поздравляет с днем рождения представителя Белорусской ССР инженера-океанолога Козакова Сергея Аркадьевича. По окончании училища он работал в Тиксинском, а затем в белорусском управлении ГМС, но пресная жизнь в управлении была не в характере нашего героя, и он решил «хлебнуть» соленого морского ветра на судах «Запрыбпромразведка». Сейчас он среди нас, в своей родной стихии. Мы желаем ему успешной зимовки и очень большого личного счастья.

14 июня 1988 года. Скорость дрейфа – 5 см/сек.
Сегодня мы представляем именинника секретаря «Интерклуба 46», начальника станции СП–28 Степанова Владимира Константиновича. Начав работать в нашем институте в 1967 году в отделе физики льда и океана, он прошел большой путь от техника до начальника экспедиции. За этот период времени ему пришлось работать во многих экспедициях нашего института и в Арктике и Антарктиде... Коллектив станции сердечно поздравляет именинника и желает ему дальнейших успехов.

15 июня 1988 года. Скорость дрейфа – 6 см/сек.
Вчера были торжественно отмечены дни рождения четырех участников дрейфа нашей станции. Встреча протекала на высоком уровне и закончилась проведением соревнований по бильярду, в котором так и не удалось установить лидера.

22 июня 1988 года. Скорость дрейфа – 1 см/сек.
Вчера в кают-компании открылся фотоавиасалон, где представлены все виды авиационной техники, побывавшей в аэропорту «Северный полюс–28». Выдан диплом участнику дрейфа комсомольско-молодежной научно-исследовательской станции «Северный полюс – 28» Долбнину Александру. Печатью и подписью скрепил В.К.Степанов, начальник 3 смены.

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: у каждой службы было свое хозяйство, а у геофизиков к тому же еще и взрывчатка. Из домашнего архива участника экспедиции 1986–1987 годов геофизика Александра Долбнина.

25 июня 1988 года. Скорость дрейфа – 3 см/сек.
На сегодня был запланирован и состоялся полет самолета Ил-76 к нашей станции, но в связи с ухудшением метеоусловий сброс не состоялся.

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: если с неба на парашютах прибывал груз с Большой земли, то объявляли настоящий аврал, чтобы найти груз, а потом дотащить до палаток на себе или на буксире у снегохода – надо признаться. что далеко не всегда летчики отличались большой точностью сброса груза: плюс-минус километр; но сдувало и подальше, иногда его вообще не находили.

28 июня 1988 года. Скорость дрейфа – 20 см/сек.
Сегодня экспедиция «Экспарк–88» сделала сброс топлива и продуктов. Прибыл также «живой груз» – кошка. Ее зовут Бернадетта (Бета). Сброс осуществил самолет Ил–76, бортовой номер 86871. На борту самолета находился начальник экспедиции «Экспарк–88» Сидоренко Александр Захарович. Поздравляем самого северного кота Сидора с благополучным прибытием невесты. О дне свадьбы будет сообщено дополнительно:справки по телефонам: 32 и 48.

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: иногда в полярный день после аврала удобнее всего подремать было, прижавшись спиной к солнечной стороне палатки. Из домашнего архива участника экспедиции 1986–1987 годов геофизика Александра Долбнина.

Где сейчас эта сейсмограмма, которую Саня начал обрабатывать еще на льдине? За нее ему досталось от коллег, такого количество измерений еще никто не привозил с полюса. Зачем этот стахановский труд! Но льдина шла, и он был обязан каждые ее 500 метров отмечать очередным взрывом. Кому-то доставалось так, что двух взрывов в день хватало, чтобы успеть за дрейфом. Но на их станции было что-то сверх. Это случилось, когда льдину оторвало от полюсного массива, это все равно когда-нибудь случается. У них это случилось через год. И ее понесло вниз, по меридиану, в сторону между Гренландией и Шпицбергеном, обычный маршрут на кладбище пятой части арктических льдов. Их в самом деле понесло.
Представьте маленькую палатку геофизиков. Посредине – прорубь примерно 70 на 70 см. Через эту прорубь в океан опускается специальное приспособление – елочка, на каждой веточке которой не игрушка, а детонатор, который по команде взрывается и взрывная волна идет ко дну и еще глубже, все зависит от силы взрыва..
А наверху прорубь должна быть все время свободна, поэтому она прикрыта крышкой, чтобы не замерзнуть. За сутки лед замерзает сантиметров на 30–35. Но здесь на крышке смонтировано 16 лампочек свечей по 75, чтобы подогревать прорубь. Энергия на учете. Дизельная станция имеет свой предел. киловатт 20. Если захотел вдруг включить нагреватель, чтобы вскипятить чаю, завтракали и ужинали они у себя, и только обедать ходили в основной лагерь через торосы. Так вот чтобы включить нагреватель, надо вывернуть 3 из 16 лампочек, иначе тебе тут же позвонит по местной связи кто-нибудь из ребят, у которых включена своя техника и скажет тебе, что он думает по поводу украденной энергии.
Так вот, когда их понесло, когда Саня пришел в палатку, чтобы открыть крышку над прорубью, в которую надо было опустить елочку с детонаторами, он увидел, как обычно спокойная вода в полынье крутилась вертелась вьюном, как в ванне с большой выпускной дырой. Это от скорости движения льдины. А льдина прошла в этот день не километр-полтора, как нередко бывало, а 41 километр, рекорд для полярных станций. и надо было успеть каждые 500 метров рвануть детонатор, включить сейсмограф, записать измерения и готовиться к следующему опыту.
Но это в палатке, а снаружи надо было расстелить по льду косы, метров 500 длиной с датчиками через каждый метр – пять, чтобы во время взрыва они фиксировали каждый свое. Таким образом на дно океана будто проецировались эти косы как пунктиры с точными расстояниями, и можно было потом по этим точкам и измерениям, построить рельеф дна.
Время каждого взрыва и каждого измерения записывалось в журнал. потом это время сверялось с данными по координатам, которые в тот раз уже измерялись автоматически по много раз в сутки. В итоге потом можно было получить идеальную картография океана шириной в 500 метров через каждые 500 метров пути-дрейфа.
11 тысяч взрывов привез Саня в Питер. Работы по обработке года на три. Но он начал обработку еще на льдне, по своей технологии, вчерне, но с результатом совершенно впечатляющим. И как-то чтобы отчитаться о проделанной за месяц работы он неожиданно для полярников повесил в кают-компании простыню со своими сейсмографическими знаками. И надо сказать, это произвело впечатление даже на бывалых.
Он и сам был бывалый. Там большинство были профессионалы, которые жили в ритме льдов то арктических, то антарктических, разделяли экспедиции отпуска. И никаких других передышек. Самолет в Арктику, самолетом в Питер на перекладных через Диксон или еще как, потом в отпуск, из отпуска кораблем в Антарктиду. Без раздумий, иначе полетят полярные надбавки. А это существенная часть зарплаты, обычно очень низкой, на которую в Питере не прожить и студенту. Они в безвыходном положении, скованные этими «полярками» экономически, но вообще-то плохо себе представляющие себя без ледяного континента, того и другого..
Где сейчас эта сейсмограмма? Может, ее продали, как проданы многие результаты разных экспедиций эпохи перестройки или под шумок перестройки? Продавали обычно за гроши. Например, измерения, сделанные с корабля, стоившие неодин миллион, продали за 20–30 тысяч. Кому? Вроде бы, американцам. которые не успокаиваются, глядя на наше арктическое богатство.
А в тот раз благодаря именно этим документам о строении земной коры и дна океана было доказано или почти доказано, на 95 процентов (на последние измерения не хватило денег для станции, и замеры делали с кораблей),.что континентальный шельф, то есть тот, который кровно связан с российским берегом, гораздо больше, чем предполагалось. а это означало. что пространство шельфа у России гораздо больше и не отойдет никакой другой стране. Больше, чем думали американцы, чем предполагали, гадали нефтяные магнаты и олигархи, даже министры двух оборон – США и России. А геофизики с СП это доказали
Бесспорно, научно подтвердили принадлежность этой подводной, наверняка. очень богатой территории, ее кровную связь с Россией. Конечно, когда еще воспользуются этими документами, чтобы работать на шельфе подо льдом, потому что как бы не хотел кто-то, льды не свернуть. Значит, это было работа на будущее России. Вот чем она будет прирастать – Арктикой.

Из электронного дневника СП–28

Июль 1988 года. Арктика.

2 июля 1988 года. Скорость дрейфа – 11 см/сек.
Вчера стихия опять показала свой характер. Ветровым торошением сняло юрту ионосферы, унесло ВПП (взлетно-посадочную полосу), 40 бочек топлива и юрту океанологии. Создалась угроза «хутору Давыдова». Его пришлось срочно эвакуировать в более безопасное место.

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: наружу выходили, когда, например, начиналось торошение, то есть горы льда, подступали к лагерю полярников на опасное расстояние. Чтобы оценить опасность, требовались не  только острый глаз и слух, но и нюх.

4 июля 1988 года. Скорость дрейфа – 2 см/сек.
Вчера в двух озерах, расположенных в кают-компании, пробурены скважины для спуска пресной воды. В связи со сложной ледовой обстановкой на станции производится ремонт и подготовка к эксплуатации плавсредств.

7 июля 1988 года. Скорость дрейфа – 8 см/сек.
Еще раз наш институт проявил чуткое отношение к передовому отряду советской полярной науки – участникам дрейфующих станций СП–28, СП–29. Коллектив нашей станции от всей души благодарит дирекцию института за большой привет и неотправленные письма и посылки.

16 июля 1988 года. Скорость дрейфа – 10 см/сек.
По неофициальным данным, выход атомохода «Сибирь» для эвакуации дрейфующей станции СП–29 намечен на 2 августа из порта Диксон. Руководителем экспедиции назначен В.С.Ипполитов.

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: каждый взрыв оставлял свой след в аппаратуре; от нее зависела точность измерений и будущая картина океанского дна. Из домашнего архива участника экспедиции 1986–1987 годов геофизика Александра Долбнина.

17 июля 1988 года. Скорость дрейфа – 13 см/сек.
Сегодня Александр Давыдов завершил подключение датчиков к регистрирующей аппаратуре после демонтажа, связанного с угрозой разрушения комплекса из-за интенсивного торошения льда. Сегодня ночью океанографическим отрядом выполнена гидрологическая станция в две серии. Глубина – 1350 м. Наш ледяной остров этой ночью пересек хребет им. Ломоносова.

28 июля 1988 года. Скорость дрейфа – 3 см/сек.
Сегодня от травм, полученных от Янки или Веселого, скончалась наша единственная кошка – Мурка. Прощание с Муркой состоится сегодня на дизель-электростанции.

1988 год был годом торжества полярной техники.
Был первый компьютер на льдине, появившийся благодаря тому, что СП–28 назвали молодежной станцией (на нем составлялдись ежедневные сообщения и распечатывались – иногда в 12–15 экземплярах, иногда побольше). Сане в тот год на льне 10 декабря исполнилось 43. И большинство там было взрослого народу. Но статус станции позволил ЦК ВЛКСМ подарить ей компьютер, и еще много разного было связано с открывшимся каналом дополнительного финансирования.
Были десятки и десятки удачных посадок на 1800 метровую полосу, на которую работал, как всегда, вся техника и весь экипаж станции. А было, когда от 1800 осталось 600, и прилетевший из Киева с подарками и грузами и двумя пацанами из КБ Антонова АН–74 поднялся с полным грузом метров с 500. Асы прилетали.
Были американские дети. Их привозил вместе с женщинами и стариками и даже одним инвалидом в коляске американский частный летчик, как туристов. Было завершение лыжной экспедиции «Комсомольской правды», в которой тоже что-то новое техническое испытывалось..
Было много визитеров, почетных, Саша Долбнин их по долгу дежурного тогда переписывал, запись осталась.
Была в конце встреча с атомным ледоколом «Россией» – первый раз Саша не улетал, а снимался с тающей льдины, когда лагерь оказался метра на три выше обычной поверхности, растаявшей на майском солнце.
Был чек с Аляски от того инвалида, которого они под шумом на халяву засунули вертолет, летящий к полюсу, но американец не знал, что такое халява, и доставал всех, кого мог, пытаясь всучить доллары, но не всучил. и прислал чек на Институт Арктики.
Были парашютисты, которых сбросили не долетев до полюса. Но им об этом не сказали, тем более что ребят а были героические, и один даже ноги сломал. Но кто там разберется с первого раза в градусах и минутах до точки 90.
Был новогодний отчет о сожженной солярке, а ее сбрасывали на чудо-парашютах, и парашюты порой взрывались, не долетев. И русские бочки летели метров 500 до льда, но не разливались, а сплющивались об лед. Так их и бросили, хотя бы одну такую в музей!
Был отчет об использованном спирте до миллилитра, был случай с долгом по спирту, все это в год, когда вся страна в едином порыве боролась с виноградниками, алкоголизмом, воплощая идею Лигачева и сухой закон. Но на льдине, как в тайге, другие хзаконы.
Лишь только произошло землетрясение в армянском Спитаке, полярнике сразу сложились и отправили им суточные. А когда все же пришел американский чек на 600 с чем-то долларов в Институт, то эти денежки сразу посоветовали отдать в фонд жены президента Горбачева. То есть семье Горбачева тоже кое-что перепадало от Арктике, которую эта самая семья вовсю саботировала...

Из электронного дневника СП–28

Август 1988 года. Арктика.

3 августа 1988 года. Скорость дрейфа – 3 см/сек.
Вчера лаборатория «Севморгеология» была перевезена в базовый лагерь станции. Теперь все службы сосредоточены на одной льдине. В природе состоялся поворот к осени. На небесном своде появилась луна. Температура воздуха стала понижаться, заметно уменьшилось таяние. В связи с этим предлагается подготовить к зимнему хранению приборы, оборудование, расходные материалы и топливо. Филиал Елисеевского магазина предлагает 6 августа приобрести наборы на сумму 13 рублей 13 копеек. Желающие нанести вред своему желудку могут их выкупить в течение дня. Перечень продуктов: молоко с/с – 4 б., тушенка гов. – 5 б., завтрак тур. – 3 б., фарш. вет. – 2 б., чай инд. – 4 пачки, компот ананасовый – 1 банка.

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: застолье, длинное или короткое, как правило, всегда в одном, абсолютно совместившемся составе и в одной и той же палатке из месяца в месяц, а иногда и из года в год. Из домашнего архива участника экспедиции 1986–1987 годов геофизика Александра Долбнина.

4 августа 1988 года. Скорость дрейфа – 1 см/сек.
167 лет назад (1821 г.) закончилась первая антарктическая экспедиция Ф.Ф.Белинсгаузена и М.П.Лазарева на шлюпах «Восток» и «Мирный».Эта экспедиция имела огромное географическое значение: был открыт антарктический материк, на карты нанесены 29 неизвестных ранее островов, на основе обстоятельных метеорологических наблюдений составлено представление о климате Антарктиды, выполнены обширные океанографические наблюдения ранее не изученных районов мирового океана.

5 августа 1988 года. Скорость дрейфа – 4 см/сек.
Получено подтверждение из профкома ААНИИ (Арктического и Антарктического научно-исследовательского института) о получении наших заявлений на садовые участки. В связи с ухудшением погоды следует соблюдать меры предосторожности при подъеме по трапу кают-компании и при движении по льду. Сегодня на станции зарегистрированы два случая падения членов экспедиции.

8 августа 1988 года. Скорость дрейфа – 6 см/сек.
Сегодня ночью произошел аварийный сброс питьевой воды в верхнее озеро из заборной лунки. Происшествие не осталось незамеченным. Дежурный по станции Сергей Казаков вовремя предупредил службу ДЭС, и авария была ликвидирована. Сегодня исполняется четыре месяца со дня массового заезда на дрейфующую станцию СП–28 третьей смены. Поздравляем всех участников дрейфа с успешным завершением первой трети зимовки.

10 августа 1988 года. Скорость дрейфа – 0 см/сек.
Вчера океанографическим отрядом была выполнена глубоководная гидрологическая станция в две серии. Глубина в точке нахождения лагеря 1210 метров. Сегодня в кают-компании открывается вернисаж – животный мир Антарктиды в фотографиях. Коллекция начальника станции Владимира Степанова.

14 августа 1988 года. Скорость дрейфа – 7 см/сек.
На станции начаты уникальные работы – испытывается новая система драг типа «ВС–2». Выданы на гора первые образцы пород с хребта Ломоносова.

15 августа 1988 года. Скорость дрейфа – 10 см/сек.
Вчера атомный ледокол «Сибирь» вышел из порта Диксон и взял курс на дрейфующую станцию «Северный полюс–29». Станция подготовлена к эвакуации, разобраны жилые дома, лаборатории и дизельная электростанция. Члены экспедиции временно поселились в кают-компании.

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: поступило приглашение на очередное совещание. Из домашнего архива участника экспедиции 1986–1987 годов геофизика Александра Долбнина.

16 августа 1988 года. Скорость дрейфа – 6 см/сек.
После ужина в рамках программы «Научные среды» состоится доклад специалиста по вычислительной технике фирмы «Ленэлектронмаш» Сергея Соколовского на тему «Перспективы развития вычислительной техники в СССР».

17 августа 1988 года. Скорость дрейфа – 2 см/сек.
На 00.00 часов 18 августа атомный ледокол «Сибирь» находился в точке с координатами – 81 град. 22 мин. северной широты, 74 град. 38 мин. восточной долготы. На пути ледокола обломки ледяных полей, торосы. Лед толстый, с включением двухлетнего, сплоченность льда 9–10 баллов. Ветер ССВ 3 м/сек. Температура воздуха – 2 град. Видимость – 660 метров. Туман. Ледокол держит курс на «Северный полюс–29».

20 августа 1988 года. Скорость дрейфа – 3 см/сек.
В письме в Госкомитет американский бизнесмен Бланшар, посетивший СП–28 в конце апреля, просит передать коллективу станции благодарность за теплый прием, оказанный ему и сопровождающим его лицам во время визита.

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: мачта с флагом – лобное место любой станции; здесь и фотографии на память, и торжественные сходки, и новогодний салют. Из домашнего архива участника экспедиции 1986–1987 годов геофизика Александра Долбнина.

21 августа 1988 года. Скорость дрейфа – 2 см/сек.
92 года назад, 20 августа, закончился дрейф норвежского судна «Фрам» от Новосибирских островов до Шпицбергена. Во время дрейфа Ф.Нансен и Ф.Иогансен покинули судно и пытались по льду достичь полюса. Они отказались от возможности достичь полюса из-за сильного западного дрейфа льдов и повернули к Земле Франса Иосифа, когда до полюса оставалось меньше трехсот километров. Достигнув ЗФИ, они успешно перезимовали и в районе Земли Александра совершенно случайно встретились с экспедицией Джексона, несмотря на то, что Нансена постигла неудача, экспедиция на «Фраме» выполнила обширные океанографические и метеорологические наблюдения, на основании которых было открыто влияние суточного вращения Земли на дрейф льдов в Северном Ледовитом океане.

23 августа 1988 года. Скорость дрейфа – 6 см/сек.
В связи с окончанием периода таяния и началом активного выпадения снега завтра объявляется коммунистический субботник по уборке территории вокруг жилых и рабочих домиков. Необходимо также подготовить эстакады с неиспользуемым оборудованием, убрать и складировать пустые бочки, газовые баллоны. Особое внимание надо уделить сбору дров на территории станции.

27 августа 1988 года.
Он никогда не забывал о доме и пользовался любой возможностью отправить весточку, в первую очередь - Татьяне, жене и другу.

Поздравительная телеграмма Татьяне Долбниной от Александра Долбнина.

Геофизиков было обычно 2–3 на каждой льдине. Всегда метрах в 700 от базового лагеря, чтобы не беспокоить народ своими взрывами, или чтобы не подорвать станцию, но это – шутка. Может, конфиденциальность. Но у Сани был даже пистолет. Ведь их разработки, измерения нужны были картографам, а это дело у нас было всегда военным, секретным. Фактически, они работали и на нефть, и на оборону, и на политику. Может и сейсмограммы или гравиграммы хранятся еще в архиве картографов, или их тоже продали.
Что такое Арктика для плавания подводных атомоходов! Тупик, если нет привязки, Но привязка к небу, звездам отпадает, сверху лед. Нужно научиться ориентироваться по дну. А для этого изучить дно как свои пять пальцев, чтобы чувствовать каждый его пядь. Как по звездам. Гравитация везде разная, если измерить ее, то выйдет лоция, по которой не ошибешься. Хребты, впадины, котловины, каньоны и пр. – сейсмограмма Сани Долбнина сотоварищи все это точно отметила, будто по дну он на автомашине с датчиком ехал.
Без геофизиков такую карту не создать. С лодок будет во много раз дороже, да и нужно научиться это делать – эхолотом, пока не налетишь на гору. С воды никак. Нет воды, разводья есть, а воды нет. Лед. А с него можно все это делать. И не только ближний рельеф, но и на много километров подо дном. Чтобы и узнать, где возможны сюрпризы Земли, например, нефть.
Шельф в восточном секторе делает океан неглубоким – сотни метров, а к западу все глубже и к северу тоже за 4 км.
Все во власти самописцев геофизиков – и политика, и экономика, и оборона. Все во власти физиков Земли.
Если за 67 лет взять пунктиры всех дрейфов и отбросить те, где не было геофизиков, то есть не измерялось то, что делал Саня и его коллеги, то можно только пожалеть об упущенном. Но сделано все равно много и настолько доказательно, чтобы отвадить от русского берега навсегда даже возможных непрошенных гостей.
Но где этот документ? Где 11 тысяч взрывов?
Саня начинал еще со льда СП–22, которая проплавала вокруг полюса лет десять, больше всех. Надо найти этот документ. Хотя бы для того, чтобы убедиться, что его не продали. Может он в НИИГА. А может уже в пути через границу, или уже давно там...

Из электронного дневника СП–28

Сентябрь 1988 года. Арктика.

2 сентября 1988 года. Скорость дрейфа – 3 см/сек.
Сегодня совершен поход в район ВПП. Ее отнесло на 2,5 км от станции. Найдено 6 целых платформ с топливом ТС–1и собраны дрова, которые обеспечат как минимум две бани. От взлетной полосы осталось 450 метров. Ледовая обстановка вокруг станции – очень тяжелая.

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: Подарком любому папе была детская почта. Например, рисунки, сделанные рукой сына. Из домашнего архива участника экспедиции 1986–1987 годов геофизика Александра Долбнина.

3 сентября 1988 года. Скорость дрейфа – 3 см/сек.
Сегодня гидрогеологическим отрядом выполнена океанологическая станция в две очереди. Глубина 1500 метров.

5 сентября 1988 года. Скорость дрейфа – 12 см/сек.
В гидрологическом отряде возобновлены работы по зондированию и сканированию океана. Вчера под напором надвигающейся зимы упали две антенны любительского радиоцентра.

7 сентября 1988 года. Скорость дрейфа – 7 см/сек.
Сегодня была произведена поездка на снегоходе «Буран» в район взлетно-посадочной полосы. На обратном пути на станцию был доставлен туалет. Появилась возможность эвакуации топлива из районов сброса.

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: Подарком любому папе была детская почта. Например, рисунки, сделанные рукой сына. Из домашнего архива участника экспедиции 1986–1987 годов геофизика Александра Долбнина.

8 сентября 1988 года. Скорость дрейфа – 8 см/сек.
Сегодня в наш адрес пришла радиограмма начальника ААМУ Химича с аннотацией письма Джеймса Бланшара, посланного на имя М.С.Горбачева с благодарностью за теплый прием, оказанный ему и членам его семьи на дрейфующей станции СП–28. Также сообщается, что согласно нашей радиограммы чек на 500 долларов США передан в советский фонд мира. Получено письмо за подписью председателя правления СФМ (Советского фонда мира) Анатолия Карпова, в котором он благодарит полярников СП–28 за добровольный взнос в фонд мира 500 долларов США, также благодарит за содействие в организации и проведении международной акции мира, передает пожелания крепкого здоровья, больших успехов и личного счастья.

13 сентября 1988 года. Скорость дрейфа – 12 см/сек.
В связи с резким усилением дрейфа (с 4 сентября генеральный дрейф составил более 100 километров) океанологическим отрядом начато производство глубоководной гидрологической станции. Глубина океана – 3960 метров.

14 сентября 1988 года. Скорость дрейфа – 9 см/сек.
Океанологическим отрядом выполнена глубоководная гидрологическая станция в три серии. Глубина океана – 3980 метров.

15 сентября 1988 года. Скорость дрейфа – 13 см/сек.
Станция «Северный полюс–30» стала излюбленным местом ежедневных прогулок белых медведей.

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: А этот пришелец уже не первый раз ломился в палатки в поисках продуктовых запасов. Из домашнего архива участника экспедиции 1986–1987 годов геофизика Александра Долбнина.

16 сентября 1988 года. Скорость дрейфа – 12 см/сек.
На вчерашнем аврале была осуществлена доставка топлива ко всем жилым домикам, подготовлены к эвакуации и складированы неиспользуемые приборы и оборудование. В этих работах были задействованы все службы станции. Можно сказать, что станция подготовилась к зимнему периоду.

20 сентября 1988 года. Скорость дрейфа – 15 см/сек.
Коллектив дрейфующей станции «Северный полюс–28» поздравляет Андрея Попова с решением коллегии ВАК СССР о выдаче ему диплома кандидата географических наук и желает ему дальнейших успехов в научной работе.

21 сентября 1988 года. Скорость дрейфа – 10 см/сек.
Вчера начат поиск льдины для станции СП–31.Поиск осуществляется по рекомендациям нашей группы АППИ. Произведен сброс посылок и писем на дрейфующую станцию СП-30. Сброс выполнен самолетом Ил–14. В период с 10–15 октября на нашу станцию планируется выполнить сброс.

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: Подарком любому папе была детская почта. Например, рисунки, сделанные рукой сына. Из домашнего архива участника экспедиции 1986–1987 годов геофизика Александра Долбнина.

26 сентября 1988 года. Скорость дрейфа – 12 см/сек.
Вчера океанографическим отрядом выполнена одиннадцатая гидрологическая станция в три серии. Глубина океана – 4150 метров. Температура воды в поверхностном слое –1,1 град. Максимальная температура на глубине 300 м +0,8 град. Температура воды у дна 0,75 град. В тот же день Степанов, Попов и Папин совершили поход в район случайного сброса топлива. Найдены четыре платформы. Эвакуация топлива пока невозможна из-за сложной ледовой обстановки: по маршруту движения встречались разводья, зоны свежих торошений и глубокий снег.

29 сентября 1988 года. Скорость дрейфа – 13 см/сек.
Вчера на станции произведен очередной аврал по доставке мясопродуктов на камбуз. Перенесена дальняя гидрологическая юрта и ее оборудование к лунке № 2.

30 сентября 1988 года. Скорость дрейфа – 7 см/сек.
Сегодня силами В.С.Теплова произведено пробное бурение льда нижнего озера. Толщина льда оказалась равной 36 см. решением начальника станции разрешено передвижение людей и снегохода «Буран» по льду нижнего озера.

Из электронного дневника СП–28

Октябрь 1988 года. Арктика.

3 октября 1988 года. Скорость дрейфа – 13 см/сек.
Сегодня в рамках программы «Научные среды» состоится доклад нашего доктора Николая Гугина – «Гигиена половых отношений».

6 октября 1988 года. Скорость дрейфа – 9 см/сек.
Сегодня к северо-востоку от станции была произведена разметка площадки для планируемого сброса. Океанографическим отрядом выполнена глубоководная гидрологическая станция в три серии. Глубина океана 4328 метров.

9 октября 1988 года. Скорость дрейфа – 24 см/сек.
Сегодня разбушевавшейся стихией был повален и сломан общественный туалет «Проект Голгофа». К счастью, крушение обошлось без жертв.

10 октября 1988 года. Скорость дрейфа – 30 см/сек.
За прошедшие сутки сильными порывами ветра порвана аэрологическая и снесена метеорологическая юрты, повалена юрта гидрологической лунки № 2, опрокинуты ящики с медицинским оборудованием, частично разрушена эстакада океанографического комплекса.

11 октября 1988 года. Скорость дрейфа – 13 см/сек.
Расстояние от станции до пролива Фрама – 773км, до Ленинграда – 3080 км.

13 октября 1988 года. Скорость дрейфа – 14 см/сек.
После обеда был произведен аврал по засыпке снегом кают-компании. Ночью в результате подвижки льдов к югу от станции образовались обширные разводья, по кромке льдины появились новые торосы.

14 октября 1988 года. Скорость дрейфа – 6 см/сек.
Сегодня был произведен осмотр площадки для сброса продуктов и почты. В результате торошения площадка значительно разрушена и отделена от станции разводьем шириною до 50 м. Ограничительные флажки засыпаны торосами. В настоящее время вся станция окружена разводьями, поэтому до установления прочного ледяного покрова выход за пределы станции для производства работ запрещен. Впервые в зимнем сезоне с помощью технических средств (бульдозера) была произведена засыпка снегом дизель-электростанции и кают-компании.

19 октября 1988 года. Скорость дрейфа – 8 см/сек.
16 октября начата высадка новой советской научно-исследовательской дрейфующей станции «Северный полюс–31». Экспедиция доставлена с помощью ледокола «Адмирал Макаров» и сухогруза «Владимир Артемьев». Это седьмая по счету экспедиция, высаженная с помощью авиаторов и моряков. Впервые для этой работы был использован атомоход «Ленин». Станцию СП–30 доставил на льдину осенью 1987 года атомный лихтеровоз ледового плавания «Витус Беринг». Станция СП–31 высажена на паковую льдину в точке с координатами 76,12 С.Ш. и 153,15 ЗД. Возглавил работу экспедиции известный полярник Герой Социалистического Труда Василий Семенович Сидоров.

20 октября 1988 года. Скорость дрейфа – 11 см/сек.
Сегодня исполняется ровно полгода, как над нашей станцией был поднят флаг, и последняя третья смена полярников заступила на вахту. За это время наша льдина продрейфовала 4427 километров, генеральный дрейф составил 720 километров в направлении 114 гр. станция переместилась из точки с координатами 89 23,05 СШ 179 59,87 ЗД в точку 86 42,05 СШ 7 31,82 ЗД.

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: К Новому году каждый на льдине готовился по-своему. Но никогда не обходилось без песни. На этот раз текст не переписывали от руки, а размножили на принтере. Из домашнего архива участника экспедиции 1986–1987 годов геофизика Александра Долбнина.

Из электронного дневника СП–28

Ноябрь 1988 года. Арктика.

10 ноября 1988 года. Скорость дрейфа – 8 см/сек.
Вчера в 22 часа прошло сильное торошение и разломы базовой льдины в районе расположения сейсмогруппы. Высота вала торосов местами достигала 5 метров. Создалась угроза потери жилых и служебных помещений Севморгео. Были принято решение об эвакуации комплекса в безопасное место. Общестанционный аврал продолжался 3 часа. Из-за многочисленных мелких трещин в северо-западной, северной и северо-восточной части льдины пришлось снять магнитный пункт; создалась угроза антенному хозяйству.

11 ноября 1988 года. Скорость дрейфа – 6 см/сек.
За прошедшие сутки ледовая обстановка продолжала ухудшаться. Вчерашняя эвакуация Севморгео было своевременной, так как к утру вал торосов поглотил место расположения комплекса. Природа продолжает наступать на нашу льдину. Гряды торосов приближаются к антенному полю и метеоплощадке, появилось много новых трещин. В связи с угрожающим положением один из тракторов постоянно находится в состоянии экстренной эвакуации с работающими двигателями. Для обеспечения экстренной эвакуации все членам экспедиции необходимо подготовить аварийный запас теплой одежды и хранить его на улице. Несмотря на трудное положение на станции был проведен банный день.

12 ноября 1988 года. Скорость дрейфа – 1 см/сек.
Вчера был совершен поход в район сброса на поиски двух не обнаруженных платформ с грузом. Поиск результатов не дал. Ледовая обстановка стабилизировалась. Наиболее интенсивные поиски буду предприняты после восхода луны. Луна появится на небосводе в субботу 19 ноября.

13 ноября 1988 года. Скорость дрейфа – 3 см/сек.
В настоящее время периметр нашей льдины составляет 1400 метров.

15 ноября 1988 года. Скорость дрейфа – 9 см/сек.
Вчера была произведена разведка ледовой обстановки в районе сброса. Все ледяные поля сместились на юго-запад на 300–400 метров. Ледовая обстановка вокруг станции заметно ухудшилась, что сильно усложнит поиски необнаруженных платформ. Стало больше трещин, разводий; большую опасность представляют свежие сморози мелкобитого льда. Появились новые гряды торосов. Сейчас юго-западный край нашей льдины проходит через гидрологическую лунку № 3.

16 ноября 1988 года. Скорость дрейфа – 10 см/сек.
Вчера было осмотрено соседнее ледяное поле для возможного его использования при срочной эвакуации станции в случае поперечного разлома нашей льдины. Поле представляет из себя многолетнюю сморозь толщиною более 5 метров. Находится на юго-восточной границе станции. Диаметр поля 350 метров.

18 ноября 1988 года. Скорость дрейфа – 14 см/сек.
Поздравляем участников экспедиции «Северный полюс–28» с восходом нашего единственного светила – Луны. С ее появлением возобновятся активные поиски недостающих платформ.

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: Чтобы не оставить кого-нибудь из прибывших с Большой земли гостей, их записывали: кто в записную книжку, кто на клочок бумаги, а потом, при погрузке в самолет, тщательно сверяли этот список.  Из домашнего архива участника экспедиции 1986–1987 годов геофизика Александра Долбнина.

21 ноября 1988 года. Скорость дрейфа – 2 см/сек.
Вчера еще раз была предпринята попытка поиска платформ с грузом. Миновав границу станции, группа поиска преодолела большое количество трещин, гряд торосов, но в 500 метрах от станции ее путь преградили открытые, парящие разводья. Подсветка ракетами показала, что весь район сброса состоит из мелкобитого льда и свежих разводий. Не было возможности подойти даже к тем платформам, которые были подготовлены к эвакуации. Поиски пришлось прекратить.

22 ноября 1988 года. Скорость дрейфа – 1 см/сек.
Получена радиограмма от руководителя отдела научных экспедиций Ипполитова В.С., в которой сообщается о невозможности выполнения новогоднего сброса. По видимому свежая почта нас будет ждать на борту атомного ледокола. Поэтому просим коллектив станции бережно обращаться с имеющимися в кают-компании подшивками газет и журналов. Проблем с новогодней елкой нет, т. к. океанографическим отрядом выращена и бережно сохраняется молоденькая елочка, которая 31 декабря займет почетное место в кают-компании.

26 ноября 1988 года. Скорость дрейфа – 14 см/сек.
Сегодня поисковая группа в составе В.Степанова, В Папина и С.Соколовского обследовала ледовую обстановку вокруг станции и предприняла попытку выйти в район сброса. В юго-восточной части продолжаются подвижки льдов, образовалось много новых разводий, преодолеть район разводий поисковой группе не удалось.

Из электронного дневника СП–28

Декабрь 1988 года. Арктика.

2 декабря 1988 года. Скорость дрейфа – 12 см/сек.
Из института поступило сообщение, что крайней точкой нашего дрейфа будет 79 параллель, которой по расчетам ученых ААНИИ мы достигнем в феврале 1989 года. О новогоднем сбросе будет сообщено дополнительно.

6 декабря 1988 года. Скорость дрейфа – 1 см/сек.
По информации, полученной из отдела научных экспедиций, выход атомного ледокола «Сибирь» для эвакуации дрейфующей станции «Северный полюс–28» ориентировочно намечен на 24 февраля 1989 года.

7 декабря 1988 года. Скорость дрейфа – 1 см/сек.
Вчера был совершен обход льдины, существенных изменений в ледовой обстановке не замечено. Сейсмодатчики и наклономеры уже в течение недели фиксируют полный штиль. Кварцевый деформатор показывает незначительное сжатие по оси: ионосфера – АППИ.

Александр Долбнин (на фото внизу слева) с одноклассниками в год окончания ленинградской 393-й школы. Каждый из тогда уже выбрал, куда дальше. Кто-то попал в «десятку», как Саша Долбнин, выбравший Горный институт. Кто-то промахнулся. Из архива промахнувшегося тогда М.В.Белоусова (на фото вверху слева).

10 декабря 1988 года. Скорость дрейфа – 43 см/сек.
Сегодня исполняется 41 год Александру Долбнину. Так уж получилось, что после окончания Ленинградского горного института в 1968 году он поработал во многих организациях, пока не полюбил по-настоящему Север. Его дороги пролегали по Архангельской области, Коми АССР, Якутии, по трассе БАМ, по Читинской области и по Кольскому полуострову. НПО Севморгеология окончательно связало его судьбу с Севером. Сейчас за его плечами пять высокоширотных экспедиций и одна, уже заканчивающаяся, зимовка на научно-исследовательской комсомольско-молодежной дрейфующей станции «Северный полюс–28» Коллектив станции сердечно поздравляет Сашу с днем рождения, желает ему здоровья и счастливого возвращения на родину.

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: свой день рождения, 41-й, геофизик Александр Долбнин встретил не как обычно – в кругу семьи и одноклассников, а на полярной льдине этой станции, объявленной комсомольско-молодежной и из-за красного словца стыдливо скрывавшей от публики и корреспондентов самых опытных полярников. Из домашнего архива участника экспедиции 1986–1987 годов геофизика Александра Долбнина.

14 декабря 1988 года. Скорость дрейфа – 7 см/сек.
Вчера в океанографическом отряде была выполнена экспериментальная глубоководная гидрологическая станция. Одним гидрологом Сергеем Казаковым произведены измерения температуры и взяты пробы воды на 27 горизонтах. Станция выполнена в три серии. Глубина океана 3470.

15 декабря 1988 года. Скорость дрейфа – 20 см/сек.
В юбилейном сороковом шахматном радиоматче Москва – Арктика – Антарктика на 26-м ходу закончена первая партия между командой нашей станции, за которую играл Бессонов Владимир, и командой узла арктических и антарктических связей Госкомгидромета, выступавшей за Москву. Радиоматч начался 2 октября 1988 г. Наша команда играла черными и победила. Ждем победы и во второй партии. Для любителей шахмат будет проведена встреча с Володей Бессоновым, на которой он расскажет о ходе поединка.

17 декабря 1988 года. Скорость дрейфа – 20 см/сек.
Вчера, впервые на СП–28, разрешилась от бремени полярная болонка Гулька. В этом, по-видимому, повинен наш пес Веселый и группа АППИ. Во всяком случае, отцовство выясняется. Посещение и осмотр новорожденных разрешен с понедельника в любое удобное время. На станции объявлен конкурс на лучшие два имени мальчика и девочки. Списки предложенных имен будут публиковаться по мере их поступления. Уже предложены следующие имена: Прогноз, Ураган, Изотоп, Метеор, Электра, Антенна, Виола, Клещ, Клепа. Сегодня ночью наша станция пересекла 83 параллель.

23 декабря 1988 года. Скорость дрейфа – 23 см/сек.
Поступила информация, что в одной из посылок предстоящего сброса находится видеокассета с записью встречи с нашими родными. Из тех же источников стало известно, что Домом радио подготовлена новогодняя радиопередача «Голоса родных».

26 декабря 1988 года. Скорость дрейфа – 9 см/сек.
15 января в институте будет решаться вопрос о времени эвакуации станции. Сброс будет осуществлен не ранее 29 декабря. На дрейфующей станции СП–30 произошло несколько разломов основной льдины, разрушен аэродром. С помощью вертолета произведена замена пяти членов экспедиции.

27 декабря 1988 года. Скорость дрейфа – 5 см/сек.
Позавчера океанографическим отрядом была сделана внеочередная гидрологическая станция. Это вторая станция из серии учащенных наблюдений, начатых отрядом в этом малоисследованном районе Северного Ледовитого океана. Глубина 3220 метров.

29 декабря 1988 года. Скорость дрейфа – 4 см/сек.
Завтра последний в этом году Праздник чистого тела. О времени его начала будет объявлено дополнительно.

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: Палатки, разбросанные по льдине, доживали свои последние дни в Арктике, если. конечно, их не забудут, как бывало не раз, и они не уйдут на дно где-нибудь по пути к Гренландии. Из домашнего архива участника экспедиции 1986–1987 годов геофизика Александра Долбнина.

31 декабря 1988 года. Скорость дрейфа – 6 см/сек.
Вчера в кают-компании состоялась торжественная встреча нового 1989 года. С поздравлениями коллективу выступил начальник станции СП–28 В.Степанов. В своей речи он отметил, что с момента поднятия флага станция отработала 255 дней, принято три сброса, отработано 3500 бочек дизтоплива и ГСМ, выполнено 17 гидрологических станций, выпущено 510 радиозондов, принято и обработано 48756 циклов измерений гидрофизической информации приборами АЦИТ, отправлено 2215 радиограмм, из них частных – на 34451 слово на сумму 1959 руб. 15 коп. Отпразднован 21 день рождения, выпито и выкурено на сумму 3032 руб. 70 к. Съедено на 30063 руб. 98 коп., использовано 180 рулонов туалетной бумаги. На технические нужды израсходовано – 196 литров 376 миллилитров спирта. За этот период времени мы заработали – 190000 руб.

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: Один из последних информационных бюллетеней, выпущенных на полярной станции СП–28.  Из домашнего архива участника экспедиции 1986–1987 годов геофизика Александра Долбнина.
Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: Один из последних информационных бюллетеней, выпущенных на полярной станции СП–28.  Из домашнего архива участника экспедиции 1986–1987 годов геофизика Александра Долбнина.

Из электронного дневника СП–28

Январь 1989 года. Арктика.

17 января 1988 года. Скорость дрейфа – 8 см/сек.
Дорогие друзья! Поздравляем вас с успешным окончанием дрейфа. Атомный ледокол «Россия» под командованием Анатолия Алексеевича Ламехова, преодолевая льды, с каждым часом приближается к нашей станции. Сегодня с борта атомохода прибывают на нашу льдину: начальник экспедиции Герой Социалистического Труда Николай Александрович Корнилов, корреспонденты прессы, радио, телевидения. И что особо приятно, среди них есть представительница прекрасного пола – Александра Юрьевна Ливанская. Гости будут доставлены на льдину вертолетом Ми-8. Командир экипажа – Герой Советского Союза Георгий Шелковой. Впереди нас ожидают несколько дней напряженного труда. Коллектив станции «Северный полюс – 28» шлет горячий привет экипажу атомохода «Россия» и желает ему легкого льда и семь футов под килем.

18 января 1988 года. Скорость дрейфа – 5 см/сек.
«Дорогие полярники! Мы очень рады, что, наконец, с вами встретились. И как хорошо, что вы оказались такими симпатичными, интеллигентными, красивыми, мужественными. Ну, в общем, такими, какими и должны быть настоящие мужчины!
Вас приветствуют программа «Время», ТАСС и «Правда». Мы знаем, что вас ожидает несколько дней тяжелой, утомительной работы, ведь эвакуация станции – дело всегда нелегкое, тем более, что приходится разрушать то, что еще недавно делали своими руками, и расставаться с тем, что окружало почти целый год.
Но мы надеемся, что утешают вас мысли о доме, о скорой встрече с родными, с друзьями… И еще: вас ждут прекрасная баня, бассейн и другие чудеса цивилизации, которые приготовил для вас атомный ледокол «Россия». Александра Ливанская (Программа «Время»)».

Больше ни одного выпуска электронного дневника в нашем распоряжении нет. Возможно, что больше их и не было, слишком торопились домой и так упаковали компьютер и принтер, что до самого Питера никто и не пытался их снова подкючить.
Но у нас есть документ, официально опубликованный, где поименно перечислены все участники трех смен на станции «Северный полюс – 28». Познакомьтесь с ним. Вы увидите, что не все полярники попали в этот список. Например, не оказалось в нем нашего героя – русского геофизика Александра Долбнина. Кто не вставил его в список, или кто вычеркнул и почему, нам неизвестно. Ответ на этот вопрос нам не дали ни в Арктическом и Антарктическом научно-исследовательском институте, ни в компании «Севморгеология». Никто пока не рассказал нам и о судьбе добытых геофизиками материалов – основы карты, в своем роде «звездного дна» Северного Ледовитого океана.

Итак, документы!
Дрейфующая станция «Северный полюс – 28» (первая смена).
Станция открыта: 21 мая 1986 г. в координатах 80°40' с. ш. (северной широты), 168°29' в. д. (восточной долготы), а окончена 25 апреля 1987 г. в координатах 81°04' с. ш., 168°45' в. д.

1. Чернышов А.Ф.– начальник.
2. Полянский П.Ю.– радист.
3. Панин Н.К. – метеоролог.
4. Рябушев А.И. – повар.
5. Вышкваркин В.Г. – океанолог.
6. Фаломеев О.В. – электронщик.
7. Карасев В.Ф. – электронщик.
8. Логинов А.Л. – метеоролог.
9. Кочуров В.К. – аэролог.
10. Лобашов Н.В. – гидрохимик.
11. Торопов А.В. – механик.
12. Каргаполов С.Г. – врач.
13. Озимов А.Е. – радиофизик.
14. Филиппов В.Е. – аэролог.
15. Напойкин Ю.И. – аэролог.
16. Карыгин А.Э. – океанолог.
17. Лабинский С.А. – зам. начальника.
18. Гуричев Б.Н. – повар.
19. Дудко В.А. – механик.
20. Ушман Г.Л. – электронщик.
21. Ягудин К.И. – электронщик.
22. Чебердак В.В. – аэролог.
23. Павлов А.А. – электронщик
24. Попов В.В. – магнитолог.
25. Добромиль Б.И. – радист.
26. Юрченко К.А. – океанолог.

Общие сведения о первой смене СП–28:
1. Продолжительность дрейфа 340 суток.
2. Истинный суммарный дрейф со скоростью 8,89 км/сут – 3000 км.
3. Размер поля в начале дрейфа 2500 х 2000 м, в конце дрейфа – 1500 х 1300 м.
4. Толщина льдины 400–600 см (в лагере – до 900 см).
5. Завезено 500 т груза, груз возили с подскока АН–2, МИ–8, МИ–6.
6. Принято 220 самолетов (ИЛ–14, АН–2, РППП Бирюков, ИЛ–76 сбросил топливо и трактор).
7. Всего на льдине побывало 72 человека.
8. Раскол льдины – 28.09.86 г. и 10.10.86 г.

Дрейфующая станция «Северный полюс – 28» (вторая смена)
Смена принята: 25 апреля 1987 г. , координаты льдины: 81°04' с. ш., 168°45' в. д., а окончена 20 апреля 1988 г. в координатах 89°26' с. ш., 175°48' в. д.

1. Калязин В.Е. – начальник.
2. Бедарев С.В. – зам. начальника.

3. Кунделев А.С. – механик.
4. Кунделев С.А. – механик.
5. Стоялов А.Н. – радист.
6. Николаев Г.Е. – радист.
7. Козлов А.В. – врач.
8. Василенко Л.А. – повар.
9. Меркушев В.А. – повар.
10. Бабаян С.Г. – программист.
11. Артемьев В.А. – начальник ВЦ.
12. Буб А.Ф. – океанолог.
13. Косачев А.В. – океанолог.
14. Помелов В.Н. – гидрохимик.
15. Кондратьев А.В. – гидрохимик.
16. Матвеев М.Б. – гидрохимик.
17. Балабанов В.С. – метеоролог.
18. Попов П.П. – метеоролог.
19. Большаков В.С. – аэролог.
20. Лазарев К.Г. – аэролог.
21. Крылов В.С. – аэролог.
22. Улитенок И.Ф. – локаторщик.
23. Цапин В.В. – электронщик.
24. Торохов Г.А. – электронщик.
25. Бабий С.С. – электронщик.
26. Латов Ю.О. – магнитолог.
27. Когтев Г.Н. – ионосферист.
28. Комолов Ю.И. – ионосферист.
29. Комиссаров А.А. – ионосферист.
30. Середнев В.Н. – ионосферист.
31. Лашов Е.С. – океанолог.
32. Зачек А.С. – актинометрист.
33. Емельянов М.Д. – геофизик.
34. Иванов В.Н. – геофизик.
35. Попков А.М. – геофизик.

Весной 1987 г. на льдине работала группа: Г.Г. Сакунова (4 чел.) из ААНИИ и группа А.П. Полякова (4 чел.) из ААНИИ. А весной 1988 г. – И.П.Романов (измерение торосов).

Общие сведения о второй смене:
1. Продолжительность дрейфа – 360 суток.
2. Истинный суммарный дрейф – со скоростью 7,6 км/сут – 2744 км.
3. Размер поля в начале дрейфа – 1500 х 1300 м, в конце дрейфа – 450 х 250 м. Разлом произошел в период передачи станции третьей смене.
4. Толщина льдины 400–600 см, в лагере 600–900 см.
5. Завезено 250 т груза, в основном сброс горючего с ИЛ–76.
6. Принято 315 самолетов (АН–74,ИЛ–14, МИ–8 – для поиска ВПП на полюсе и встречи экспедиции «Комсомольской правды» во главе с Дмитрием. Шпаро).
7. На станции в период встречи и проводов Д. Шпаро скапливалось до 200 человек одновременно.
8. Разлом – в марте-апреле 1988 г.

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: всегда приятный повод – поставить памятную печать, может, быть, об историческом событии, на конверт и отправить его самолетом на Большую землю. Но такое случалось весьма редко, а из печатей собиралась особая полярная коллекция. Из домашнего архива участника экспедиции 1986–1987 годов геофизика Александра Долбнина.

Дрейфующая станция «Северный полюс – 28» (третья смена)
Смена принята 20 апреля 1988 г. в координатах 89°26' с. ш. и 175°48' в. д., а 23 января 1989 г. в координатах 79°40' с. ш. и 03°09' в. д. полярная станция закрыта.

1. Степанов В.К. – начальник.
2. Михайлов К.А. – аэролог.
3. Иванов И.В. – повар.
4. Слесаренко Г.А. – аэролог.
5. Дудко В.А. – аэролог.
6. Гуричев Б.Н. – повар.
7. Сергеев Е.В. – механик.
8. Лебедев Н.В. – океанолог.
9. Теплов В.С. – зам. начальника.
10. Демьянов С.Н. – радист.
11. Соколов А.Г. – радист.
12. Бессонов В.И. – ледоисследователь.
13. Сарычев С.А. – инженер.
14. Быченков Ю.Д. – ледоисследователь.
15. Осипенко С.А. – метеоролог.
16. Казаков С.А. – океанолог.
17. Карасев В.Ф. – ледоисследователь.
18. Гугин Н.А. – врач.
19. Шереметинский Ю.С. – радист.
20. Васильев В.Н. – метеоролог.
21. Давыдов А.Л. – радиофизик.
22. Латышев В.С. – гидрохимик.
23. Напойкин Ю.М. – аэролог.
24. Попов А.В. – океанолог.
25. Папин В.А. – океанолог.
26. Комаров Ю.Я. – аэролог.
27. Соколовский С.И. – инженер.
28. Гаврилов Б.В. – повар.
29. Делаков А.П. – ледоисследователь.

Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: атомный ледокол «Россия» снял их с ледяного отсровка, в который превратилась огромная некогда льдина. Не один день полярники наблюдали, как красавец-ледокол пробивается к ним сквозь полярную ночь. Из домашнего архива участника экспедиции 1986–1987 годов геофизика Александра Долбнина.

Общие сведения о третьей смене:
1. Продолжительность дрейфа – 278 суток.
2. Истинный суммарный дрейф – со скоростью 6,1 км/сут – 1890 км.
3. Размер поля в начале дрейфа – 450 х 250 м, в конце дрейфа – 150 х 100 м.
4. Толщина льдины 300–500 см.
5. Завезено 120 т грузов.
6. Самолеты АН–74 (4), ИЛ–76, сброс (4), ИЛ–14 (30), МИ–8 (16). Канадские самолеты различных типов прилетали для встречи на Северном полюсе русско-канадской экспедиции, шедшей по маршруту: Северная Земля – Северный полюс – Земля Элсмир. От СП–28 до Полюса летали два МИ–8. Со стороны Госкомгидромета на встрече были Ю.А. Израэль, А.Н. Чилингаров.
7. На станции СП–28 в период встречи и проводов лыжников скапливалось до 200 человек одновременно.
8. Станция была закрыта ледоколом «Россия» 23 января в 04 ч московского времени в координатах 79°40' с. ш. и 03°09' в. д.

Александр Долбнин в 2013 году. Фото М.Белоусова.
Фотоистория дрейфующей станции «Северный полюс–28»: все, дрейф закончился, льдина отправилась таять в сторону Гренландии, а полярники – домой в Ленинград. До свидания, Арктика!
Последняя телеграмма геофизика Александра Долбнина домой.

А наше расследование продолжается.